Блатняк-блатняку рознь

Понятие слова «блатняк», наверняка так же неоднозначно, равно как и полюбившийся всем термин «попса». Самое большое заблуждение в том, что это далеко уже не стиль музыки, а скорее всего определённый стиль жизни. Как часто приходится слышать на улице: «Эй, блатной, подойди» или «Ну и попса идёт!»

 

Попсовики и блатняки окружают нас, пожалуй, повсеместно. Если вглядеться вглубь вопроса, то истоки истории термина «блатняк» можно найти в таком как нам кажется далёком советском прошлом. Ни для кого не секрет, что в основу того блатняка легла, зачастую ненормативная, и порой даже тюремная лексика. По сей день не удаётся избавиться от этой, далеко уже потерявшей актуальность ноши. Но за пределами этого понимания находятся талантливые композиторы и не менее талантливые их произведения. У многих представление о шансоне и блатняке в частности заканчивается на «Мурке».

По своей же сути, блатняк — это  своеобразная контркультура. Противопоставление официальной точке зрения.

Наступившее новое время, расставляет все точки над «и». Теперь необходимо чётко разграничивать Высоцкого и Круга. Ведь, кроме парочки нецензурных выражение ничего общего у этих исполнителей ничего нет. Хочется, чтобы о шансоне говорили также высоко, как и классической музыке. Ведь это такое же искусство. Очень неприятно, когда из-за угла слышатся разговоры о неотёсанной и вульгарной музыке, как оказывается позже – о блатняке.

Несомненно, современному русскому шансону не пророчат стать музыкой с глубинным смыслом. Единственным спасением может стать обособленная прослойка эстрадных исполнителей. Но и то, очень уж сомнительно это спасение. Чего только стоит музыкальная солянка «Звёздная пурга», организованная, ещё в 20 веке.

Проследить равнодушие к так называемомублатняку можно и на предновогодних концертах. Если раньше спросом пользовались личности, когда-то венчавшие хит-парад: Успенская, Лебединский. То теперь их залы наверняка не наберут даже той недавней доброй половины.

Удивительно, но ведь ещё в незабытых нами 90-х годах, прибывший из-за океана Вилли, стал безумно популярным артистом. До этого на родине его слышали исключительно на кассетах. Вернуть бы время и оказаться в огромном концерном зале, чтобы вместе с Вили спеть его «Небоскрёбы». Сегодня бытует мнение, что шансон- это музыка кабацкая и. что пора возвращаться этим сверкающим музыкантам в свою привычную барную среду. Но и тут не стоит быть настолько категоричным в высказываниях. Кабак кабаку рознь. И ничего унизительного в выступлении там — нет. Всегда нужно чётко ставить грани в самих песнях. Если «Ушаночка» или «Владимирский централ» ещё будут актуальны, то «Шарик, рубал хозяйские харчи» — уже навряд ли. Как бы это просто не превратилось в абсурд.

Те люди, которые когда-то носили гордое звание королей шансона, сделались частью своеобразного литературного, музыкального, да попросту культурного наследия. Поделки современного мира, подстраивающиеся под шансон — удел маргиналов и мягко сказать недоразвитой в культурном плане публики. Если же смотреть на всё это с высоты птичьего полёта, то заметно, что качественного блатняка не просто мало, его практически нет. Совсем нет.

Развитие шансона напрямую зависит от самих слушателей этого стиля. Если потребности этих самых слушателей будут на порядок выше, то врастет и качество предлагаемого творчества. А пока все «хавают», что дают ни о каком развитии не может быть и речи.

Из этого всего следует незамысловатый вывод, что всё в руках у нас — обычных слушателей. Если проявлять интерес к высокому искусству, то искусство будет отвечать нам взаимностью. А ведь именно таковым, по мнению многих музыковедов, шансон и является.

Просмотров: 0